Интервью. Алена Фролова — [настоящий] свободный художник

А.Ф. Спасибо, что позвала 🙂

М.Н. Однажды я спорила с другом. Я говорила, что писатель — это тот, кто пишет. Друг утверждал, что тот, кого издают. Каково твое мнение: ты — художник? И что это значит вообще быть художником?

А.Ф. Сложный вопрос. Потому как это понятие очень широкое, применимое сейчас не только к живописцам.

Художник, по-моему мнению, это тот, кто творит, создает, придумывает. Не обязательно красивое или практичное, но то что заставляет творца — художника, музыканта, архитектора, садовника, инженера и т.д. — копаться в себе, тренировать руки, глаз, восприятие, искать и находить пути выражения. И результат такой работы обязательно трогает зрителя (читателя и т.д.), встряхивает, заставляет меняться и думать.

Конечно, неплохо при этом иметь возможность реализовываться в том числе и финансово, но ориентироваться только на рынок и продажи — это очень обеднять себя в творчестве, экспериментах и средствах выражения.

Читать далее

Интервью с Ольгой Ильяной. Буду дерзать. А вдруг!

Когда-то я верила в визуализацию. Потом поняла, что надо вjobывать и поснимала «хочные» картинки. 

Тем не менее, не прошло и двух недель с момента, как на стене появилась вырванная из журнала фотография Ольги Ильяной, серебряной призерки России по муай тай, я встретила ее саму.

Теперь у меня есть ее автограф, селфи с ней и, конечно, интервью.

nAs0NMXlsjAМН: Считается, что все, что связано с драками — не женское дело. Но редко у кого тяга к боевым искусствам просыпается «вдруг». Как правило, что-то такое есть с детства. Каким ты была ребенком: маленькой лапочкой или грозой округи? 

ОИ: В детстве я была скромной и послушной девочкой. Родителям хлопот никогда не доставляла, хорошо училась, с мальчиками не гуляла, да и спортом особо не занималась. Но близкие замечали за мной качество, что на этом общем спокойном фоне я иногда могла неожиданно «выкинуть» что-нибудь экстремальное. Наверное, эта особенность характера и послужила в итоге предпосылкой для выбора такого вида спорта.  Читать далее

Павел Линицкий: «Писатель — это пока не про меня»

Павел ЛиницкийГоворят, что хороший человек – это не профессия. Писатель, между прочим, не профессия тоже. Во всяком случае, в России. Каково это: быть дважды непризнанным любимым государством? Этот вопрос я адресую Павлу Линицкому: писателю и хорошему человеку.

Павел Линицкий – автор двух книг с буквами и еще четырех книг с картинками. Если вы в возрасте за 30, наконец, научились рисовать зайчиков и ёжиков, могу поспорить – делали это вы по его урокам.

М: Паша, ты наверняка слышал, что в Общероссийском классификаторе профессий есть такие как «аппаратчик десублимации», «делильщик кружев», «заготовщик черни». Если бы тебе выпал шанс дописать сей важный документ: внести в него свою строку и свою профессию, как бы ты себя назвал? Может ты в своих глазах и не писатель вовсе?

П: Писать книги и быть писателем – разные вещи, мне кажется. Писатель как профессия – это когда ты пишешь и на гонорар живешь. Ну, по крайней мере, стабильно им зарабатываешь и на этот книжный заработок рассчитываешь. Это пока не про меня. Читать далее

Для чего одевается человек?

Любовь МолотковаДля чего одевается человек? Кажется, что логичнее было бы спросить «для кого»? Мужчины – для женщин, женщины – для мужчин. Начальник жаждет излучать харизму, а сотрудники стремятся произвести впечатление ответственных и надежных.

Но не все так просто. У нас есть свои предпочтения и антипатии едва ли не с самого рождения. Практически все маленькие дети, которые уж точно о моде и стиле ни сном ни духом, трепетно любят какой-то конкретный наряд или тип одежды, и до истерики не выносят что-то вполне безобидное.

Для чего одевается человек? Ответ, возможно, даст художник-модельер, стилист и имиджмейкер Любовь Молоткова.

М: Любовь, можно ли про человека, который одевается в какой-то более-менее определенной манере, сказать, что у него есть свой стиль? Читать далее