А за домом присмотрит свинья

Совсем недавно осуществилась одна из моих мечт: я начала писать. Не графоманить в соцсетях, а писать что-то, что имеет некоторую художественную ценность.

Я очень рада. Для меня это сродни чуду.

«А за домом присмотрит свинья» — мой первый рассказ [не считая написанной в 10-11 лет сказки для младшей сестры].

А за домом присмотрит свинья

Глава 1

«А за домом присмотрит свинья», — сказал папа и, поправив потертую шляпу, аккуратно закрыл за собой дверь.

Тим сидел на подоконнике и жонглировал яблоком. «Какой-то папа странный сегодня», — подумал Тим. Какая свинья? У них не было никакой свиньи. Ни большой, ни маленькой. Ни морской, ни сухопутной. Да что там свинья, папа даже хомяка не разрешал заводить.

Тим откусил яблоко и скривился – горько. В белой мякоти виднелась грязноватая дырка – начало червякового тоннеля. Мальчик вздохнул: из всей домашней живности один червяк.

Тип грустно посмотрел на испорченное яблоко, спрыгнул на пол и, почесав ногу о ногу, пошел на кухню за новым. Он успел пройти всего несколько шагов, как яблоко выпало у него из руки.

На кухне стояла свинья. Самая настоящая, насколько, конечно, Тим разбирался в свиньях, свинья. У нее были мягкие мохнатые ушки и розовый, блестящий, словно смазанный растительным маслом, пятачок.

На свинье был белый фартук в красный горох. Под мышкой она держала кастрюлю и большой ложкой выкладывала в тарелку что-то зеленое.

Свинья внимательно, и как показалось Тиму, недружелюбно посмотрела на него и отвернулась к плите, на которой тихонько начинал посвистывать чайник.

«Я сплю», — подумал Тим и ущипнул себя за руку. Больно. Это не сон.

Свинья взглянула на него через плечо и что-то хрюкнула, взглядом указывая на тарелку.

Тим осторожно, готовый в любой момент дать деру, подошел к столу и сел. В тарелке лежали какие-то зеленые овощи, одновременно похожие на стручковую фасоль и на больших толстопузых гусениц.

Свинья снова хрюкнула, указывая на тарелку. Она явно начинала сердиться.

Тип подцепил одну «гусеницу» на вилку и понюхал. Ничем особенным не пахло. Главное, что не двигалось. Тогда Тим рискнул отправить ее в рот. Неведомый овощ растаял, как кусок мороженого, оставив после себя тонкий привкус леденцов.

«А день только начался», — уже удовлетворенно хмыкнул Тим, быстренько опустошая тарелку.

Пока Тим ел, свинья заварила чай (хотя, может это был тоже совсем не чай), полила цветок, вытерла тарелки и убрала их в шкаф. Тим по большей части видел только спину свиньи, покрытую белой шерстью, и тугой, свернутый пружинкой хвост. С посудой она обращалась очень ловко: зажимала тарелку пальцами копыт и ни одной не разбила.

Покончив с едой, Тим откинулся на спинку стула и огляделся. Если не считать свиньи, кухня выглядела как обычно.

«А ты кто?» – неожданно для себя спросил Тим. «Свиньи же не умеют разговаривать», — подумал он. «Но они вообще-то и посуду не моют», — возразил он сам себе.

Свинья обернулась и посмотрела на него долгим взглядом.

— Я – свинья.

Голос у нее был хриплый и концы слов она проглатывала, но в целом все было понятно.

— Как тебя зовут? — Тим старался говорить очень вежливо.

— Зови меня Джоди, — чуть помедлив ответила свинья и отвернулась.

— Теперь ты будешь жить с нами? – спросил Тим. Он не мог представить, как объяснит присутствие свиньи у себя дома своим друзьям и не мог гарантировать, что такая новость сделает его звездой школы, а не превратит в изгоя.

— Я ненадолго, — буркнула Джоди, что, конечно, не было ответом на вопрос Тима.

— Откуда ты?  — Тим не собирался сдаваться. В конце концов, это его дом. – Я никогда не видел говорящую – тут Тим запнулся – таких, как ты.

— Я по обмену.

По обмену?! Тим едва не подпрыгнул. Значит, где-то есть обмен людей и животных?! И если свинья может наливать чай на его кухне, он может пожить, скажем, среди львов. Или белых медведей. Нет, лучше среди львов.

— Я по обмену, — повторила Джоди. – Это наказание.

Наказание? В голове Тима все перемешалось. Наливать чай на кухне Тима – наказание? А может, это он – наказание? Не может быть! Тим был раздосадован. А он еще старался быть вежливым.

Глава 2

Взглянув на расстроенное лицо Тима Джоди вздохнула, села на стул (стул крякнул) и начала рассказ.

Родилась Джоди в месте, которое называется Домом больших возможностей, если перевести его на человеческий язык. Там, действительно,  живут разные животные. Но живут не как люди, занимаясь тем, что им нравится.

В день, когда детеныш может сам есть, передвигаться и говорить, его приводят к Большому дубу и из Большого дупла раздается голос, который говорит, чем этот детеныш должен заниматься. И сейчас, и когда вырастет. Всю свою жизнь, до самой смерти.

Отказаться нельзя. Поменяться нельзя. Ослушаться нельзя.

Свинье нужно было «избавляться от старого, давая дорогу новому». Она прибирала лесные дорожки, убирала снег и листву, упавшие ветки, разбирала старые гнезда, расчищала старые норы. Она правда старалась, но ей это не нравилось.

— А что тебе нравилось? – спросил Тим.

— Рисовать! – свинья даже прикрыла свои маленькие глазки и замолчала.

— И что ты сделала? – прервал молчание Тим, — за что тебя наказали?

— Я начала рисовать, — ответила Джоди так сердито, что Тим даже растерялся. Он теперь тоже молчал.

— Мои рисунки нашли, — продолжила Джоди. И сказали, что меня или прямо сейчас отдадут на съедение львам (тут Тим заерзал, вспоминая недавнее желание пожить в прайде), либо я отправляюсь в мир людей. У вас же едят бекон? – спросила она едко.

—  Я не ем, — покачал Тим головой (он врал).

— Так что теперь я здесь, — вздохнула Джоди. — Я боюсь львов, — как бы пояснила она, грустно взглянув на Тима.

Человек и свинья смотрели друг на друга. Тим понимал: для Джоди что львы, что люди- дорога с одним печальным концом.

Глава 3

На следующее утро Тим принял решение. Он не даст Джоди в обиду ни львам, ни людям. Но вот как сделать невидимой 90 килограммовую свинью под два метра ростом, он пока не знал.

— Эй, Боб, иди сюда – Тим свистнул из-за угла.

— Чего тебе? – нехотя откликнулся Боб.

Боб был шапочным знакомым Тима – они порой играли в одном дворе, но в разных компаниях.

Что было главным, так этот то, что Боб был самым башковитым парнем, которого знал Тим. Боб все время придумывал, а главное – воплощал идеи, которые казались Типу гениальными, но до которых сам Тим никогда бы не додумался.

К тому же Боб не был болтуном. Никто не мог похвастаться, что слышал от Боба что-то, касающееся другого человека, а тем более, чей-то секрет. К Бобу и не приставали с разговорами, боясь помешать зарождению какой-нибудь новой сногсшибательной идеи. Боб точно был тот, кто нужен.

— Дело есть, — ответил Тим, пытаясь придать лицу небрежное и расслабленное выражение. Это нисколько не помогало и вид у Тима был такой, словно его сейчас разорвет, — на миллион баксов!

Боб подошел, заинтригованный не столько словами Тима, сколько выражением его лица.

— Ну?

— Приходи сегодня после уроков. Расскажу – не поверишь. Это надо видеть – и Тим сунул в руку Боба обрывок календаря с адресом.

Глава 4

После школы Тим бежал домой бегом. Он перепрыгивал через мусорные баки, проскакивал перед поворачивающими автомобилями, всячески срезая путь.

Папа домой так и не вернулся. Это было странно, но в данный момент не заботило Тима нисколько. Дома была Джоди. После того ужина они разошлись по комнатам и полночи ворочались, пытаясь представить, каким теперь будет их будущее.

Утром Джоди сделала  на завтрак бутерброды с джемом и грустно посмотрела на спешащего в школу Тима. Ничего хорошего от нового дня она явно не ждала.

Дзынь!

Тим вздрогнул. Он еще даже не успел разуться. Судя по всему, Боб тоже бежал.

— Заходи, произнес Тим и буквально втащил Боба в прихожую, прижав палец к губам в ответ на его готовое вырваться возмущением таким обращением с гостем.

Тим крепко сжал руку Боба и потянул в гостиную. Садись на диван и жди!

Тим пошел в комнату, которую заняла Джоди. Постучал. Постучал еще раз. И еще. Так и не получив ответа, толкнул дверь и обмер – комната была пуста. Нет, в ней была мебель и все вещи, похоже, были на месте. Не было главного – самой Джоди.

Этого не может быть! Спина Типа покрылась испариной. Мало того что нет свиньи, так он еще и притащил Боба, пообещав ему невесть что. Боб не болтун, но один его презрительный взгляд в сторону Тима может здорово осложнить ему жизнь.

Тим выскочил из комнаты, едва не снеся стоящий в прихожей фикус, заглянул на кухню, в чулан, даже в большой шкаф, в котором хранился велосипед. Нигде не было ни свиньи, ни намека на ее присутствие.

Тим застонал и сел на корточки, в отчаянии обхватив голову руками. И вдруг он услышал шорох наверху, в своей комнате.

Вооружившись шваброй Тим двинулся к лестнице. Проходя через гостиную, он молча кивнул Бобу, приглашая присоединиться и снова прижав палец к губам. Повторять Бобу не было нужды. Боб взял настольную лампу и встал позади Тима.

Тим толкнул дверь в детскую ногой. То, что он увидел, заставило его завопить от радости, а Боба – от ужаса. Посередине комнаты, перед большим мольбертом, подаренным Тиму на Рождество, стояла Джоди.

Услышав крики, она обернулась. Ее копыта, а кое-где и морда были заляпаны краской, но вид был абсолютно счастливый.

Глава 5

Тим, держа швабру одной рукой, второй втянул в комнату Боба.

— Боб, торжественно начал он, это Джоди. Джоди, это Боб.

С минуту Боб и Джоди смотрели друг на друга. Наконец, Боб широко улыбнулся протянул руку и сделал шаг вперед: «Привет!»

— А, это – рассмеялся он, поймав направленный на лампу взгляд Джоди, поставил лампу на пол и вновь протянул руку: «Я — Боб».

Джоди коснулась его руки чистой частью своего копыта и взгляд ее потеплел.

— Что рисуешь? – Боб подошел к мольберту.

На большом листе, казалось бы всеми цветами радуги, были изображены причудливые узоры. Они, как дорожки в лабиринте то сливались друг с другом, то разбегались, внезапно исчезая. При попытке проследить их направление, возникало ощущение, что вот еще чуть-чуть и ты сам окажешься там, на этих тропинках, на листе бумаги, а может быть, в другом мире.

Глава 6

— Вы видите: она же не хочет. Возглас Лианы перекрыл крики Тима и Боба. Мальчики дружно обернулись. Девочка стояла посреди комнаты вся красная, а за ней, в дальнем углу комнаты сжалась в комочек Джоди и глаза ее были полны страха.

Хорошо, — ровным голосом произнес Боб, — обойдемся без грузовика.

Неделю назад в их тайной команде появилась Лиана — младшая сестра Боба. Смышленая и бесстрашная, как и сам Боб, умеющая держать язык за зубами, она, тем не менее, чаще выступала тормозом в его начинаниях, сдерживающей силой, голосом здравого смысла.

Мальчишки не ошиблись. Лиана мгновенно организовала доставку еды для Джоди: все-таки свиньи рацион несколько отличался от привычных, оставшимся без присмотра взрослых, школьникам пицц и гамбургеров.

Лиана даже начала учить Джоди читать, а та дала девочке несколько уроков живописи.

Быт потихоньку налаживался, но Джоди по-прежнему была в опасности. Стоило прийти в дом кому-нибудь из взрослых и ее участь была бы решена.

Все четверо сходились в одном: Джоди надо было вывезти за город и поселить в домике, где она могла бы рисовать свои картины, а всё необходимое заказывать через интернет.

Идея была хороша. Да только домика такого ни у кого на примете не было. Да и деньги у ребят заканчивались. Карманные сбережения и даже отложенные на новую приставку медленно, но неумолимо таяли. Боб нашел работу по раздаче листовок, Тим взялся выгуливать соседских собак, а Лиане было всего 10 и ее никуда не брали.

Глава 7

Джоди между тем писала одну картину за другой. Сперва она делала это простой гуашью. Потом Лиана принесла ей свои акриловые краски, а мальчишки — большие листы картона упаковок от холодильников из соседнего магазина.

Однажды Лиана решила отнести одну картину Джоди себе домой. На большом листе был изображен луг — весь в одуванчиках. Фокус картины был в том, что одновременно были видны или желтые, только что раскрывшиеся одуванчики, или белые пушистые шарики и парящие в воздухе «парашютики».

Лиана пыхтела: картина была большая и нести ее было неудобно. Не заметив, она толкнула кого-то и машинально извинилась.

— Что это у тебя, девочка? — раздался вкрадчивый голос и Лиана подняла глаза.

Перед ней стоял странный господин. Несмотря на летнюю жару, на нем был черный костюм, черные лаковые ботинки, из-под пиджака выглядывала черная жилетка, а ослепительно белая рубашка была застегнута до последней пуговки.

На голове господина, приминая его длинные огненно-рыжие волосы, красовался черный котелок.

— Это… Это… Лиана отступила на шаг. — Рисунок.

— Твой рисунок?
— Мой.

Господин внимательно посмотрел на Лиану, снял с ее плеча белую пушинку одуванчика и улыбнулся.

— Я знаю, чей это рисунок, — произнес он. — Скажите свинье, что я хочу поговорить с ней.

— Зачем? — делая еще шаг назад спросила Лиана.

— Я хочу ей помочь, — снова улыбнулся рыжий и облизнулся. — Где она?

Тут только Лиана обратила внимание, что глаза у незнакомца — янтарные, почти желтые, а зубы мелкие, как у кошки.

— Не скажу, — прошипела девочка и бросилась бежать по направлению к школе. Во-первых, потому, что дом Тима был в противоположной стороне, а во-вторых, мама учила ее держаться ближе к многолюдному месту, если с тобой вдруг заговаривает странный взрослый.

Глава 8

Лиана бежала изо всех сил, картина то и дело норовила выскользнуть из рук и вдруг, неловко споткнувшись, Лиана полетела на землю.

Зажмурившись, она приготовилась к боли в коленях, молнией в голове пронеслось сожаление об испорченном рисунке.

Но на свое удивление приземлилась Лиана на что-то мягкое. Открыв глаза, она обнаружила себя на лугу, до самого горизонта покрытым желыми одуванчиками. Рядом лежала картина Джоди, но изображение на ней было новое.

Лиане показалось — да нет, она совершенно точно знала это место. Вот школа, за этим поворотом — дом Тима, а вот там остался странный господин.

Лиана села в траву, обняв картину. Кажется, она нашла выход.

Глава 9

Мальчишки кричали и размахивали руками: каждый новый план был безумнее предыдущего.

Вывезти Джоди в ларьке с мороженым. Переодеть ее в клоуна. Организовать цирковое представление. Ограбить продавца воздушных шаров.

Какие-то варианты теоретически решали вопрос вывоза Джоди за город, но где она будет жить?

Я знаю, знаю! — крик Лианы был слышен не только во всем доме, но и на улице. Смотри, смотри, — не в силах сдержаться, кричала она, протягивая Джоди букет из одуванчиков.

— Это твои! Это ты нарисовала!

«Смотри!» — Лиана поставила на диван картину. На одуванчиковом лугу виднелась примятая трава и нехватало пары десятков цветов.

«Ты можешь нарисовать себе все, что хочешь, Джоди» — обнимая свинью произнесла Лиана.

Ура! — завопили Тим с Бобом. Но не успели упасть на пол подброшенные на радостях подушки, как в дверь постучали.

Глава 10

Стук был уверенный и даже требовательный. «Не открывай, — прошептала Лиана Тиму, — я вам еще не всё рассказала. Там он! Там лев!»

Лев?!

Джоди побледнела настолько, насколько может побледнеть свинья. Она пропала!

Тим с Бобом переглянулись. Что происходит, они понимали не до конца, но знали точно: отступать они не намерены.

Тим толкнул Лиану к лестнице на чердак: «Дуйте наверх. Лиана, запри дверь. Джоди, быстро рисуй себе дом, вертолет, что хочешь. Мы его задержим».

Лиана кивнула и они с Джоди, схватив краски, мольберт и картину с одуванчиками что есть мочи бросились наверх.

Тим с Бобом серьезно посмотрели друг на друга и молча пожали руки. Схватка со львом. Такое может быть не под силу обычным мальчишкам.

Глава 11

Тим подошел к двери как раз тогда, когда в нее постучали снова.

— Кто там? — спросил он, стараясь, чтобы голос звучал спокойно и твердо.

— Мы хотим поговорить с мистером Фергюссоном.

— Его нет дома, — немного успокаиваясь ответил Тим. Это к папе. Лиана ошиблась.

— Мы знаем, — голос звучал скорее вкрадчиво, чем настойчиво.

— Вы можете прийти позже, — сказал Тим, надеясь, что на этом все и закончится.

— Открой, Тим, это мистер Громон, — услышал Тим голос своего учителя математики. — Со мной мистер Лион, он обеспокоен отсутствием твоего папы. Его ведь нет уже три недели, верно?

Тим открыл дверь. На пороге стоял коренастый толстячок с блестящей лысиной — мистер Громон и рыжий верзила в черном, который щурил на солнце глаза точь в точь как большая кошка.

— Папа уехал. По делам. Вы можете ему позвонить.

— В том-то и дело, что он не отвечает, а у мистера Лиона очень ценное предложение, касающееся твоего будущего.

— Да? — деланно удивился Тим, я тогда сам созвонюсь с ним и все передам. С этими словами он уже хотел закрыть дверь перед непрошенными гостями, но Лион выставил ногу и помешал ему.

— Три недели без отца и такой порядок в доме у мальчика, — протянул Лион. — Тим, действительно, прилежен не по годам.

С этими словами Лион вошел в дом.

— Здравствуйте, мистер Громон, — произнес Боб.

— А, Боб, и ты здесь. Как твой проект?
— Спасибо, продвигается.

-Эй, вы куда?! — завопил Тим, увидев, что Лион, вроде бы оставясь на месте сантиметр за сантиметром приблизившись к чердачной лестнице собрался подняться по ней.

— Стой! — заорал Боб и перемахнув через спинку дивана и едва не сбив с ног толстяка Громона, бросился наперерез.

Но Лион был сильнее и явно проворнее. Он ловко перемахнул через перила и, перепрыгивая через две ступеньки, полетел вверх.

Второй этаж. Еще чуть-чуть. Сердца мальчишек выпрыгивали из груди, только бы задержать, только бы успеть.

— Нет! — в отчаянии закричал Тим, видя, как Лион достает из-за косяка запасной ключ и одним движением отпирает дверь.

Глава 12

Дверь распахнулась. Поседи комнаты с низким скошеным потолком стояла Лиана. «Что вам надо?» — взяв кисточку как шпагу с угрозой в голосе произнесла она.

Лион оглядел комнату. Тут была Лиана, подоспевшие мальчишки, даже раскрасневшийся запыхавшийся Громон. Но больше здесь не было никого.

Да и на картине, стоявшей на мольберте, изображен был не одуванчиковый луг, а море и кособокая лодка.

— Так, мистер Лион, — вмешался, наконец, Громон, — Дети правы. Вы ведете себя недопустимо. Сейчас же покиньте дом или я вызову полицию.

Лион фыркнул, тряхнув головой, и, поправив воротничок рубашки, степенно спустился с лестницы.

— Не знаю, что тут у вас происходит, Тим, — продолжил Громон, — но как только вернется ваш отец, я жду его у себя. Вы слышите? Сразу, как только он вернется.

Тим кивнул. Ему тоже есть, о чем поговорить с папой. Но куда делась Джоди?

Еле сдерживая нетерпение, Тим проводил мистера Громона и, не успел щелкнуть замок, бросился на чердак.

Посередине комнаты стояли Лиана и Боб. В глазах Лианы блестели слезы.

— Я буду по ней скучать, — виновато улыбнувшись произнесла она и перевернула картину, стоявшую еа мольберте.

На обратной стороне картона мальчики увидели знакомый луг, желтые одуванчики. Но и еще кое-что. На лугу стоял небольшой кирпичный домик, из трубы вился дымок, а между двух яблонь, на веревке, сушился белый фартук в красный горох.

— Я буду по ней скучать, — повторила Лиана.

Ребята обнялись.

(С) Марья Новацкая

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *