Павел Линицкий: «Писатель — это пока не про меня»

Павел ЛиницкийГоворят, что хороший человек – это не профессия. Писатель, между прочим, не профессия тоже. Во всяком случае, в России. Каково это: быть дважды непризнанным любимым государством? Этот вопрос я адресую Павлу Линицкому: писателю и хорошему человеку.

Павел Линицкий – автор двух книг с буквами и еще четырех книг с картинками. Если вы в возрасте за 30, наконец, научились рисовать зайчиков и ёжиков, могу поспорить – делали это вы по его урокам.

М: Паша, ты наверняка слышал, что в Общероссийском классификаторе профессий есть такие как «аппаратчик десублимации», «делильщик кружев», «заготовщик черни». Если бы тебе выпал шанс дописать сей важный документ: внести в него свою строку и свою профессию, как бы ты себя назвал? Может ты в своих глазах и не писатель вовсе?

П: Писать книги и быть писателем – разные вещи, мне кажется. Писатель как профессия – это когда ты пишешь и на гонорар живешь. Ну, по крайней мере, стабильно им зарабатываешь и на этот книжный заработок рассчитываешь. Это пока не про меня.

М: Как тебя занесло в писательство? Уроки рисования – это здорово. Они тоже имеют вид книг, «библиотечный» код и продаются в книжных магазинах. Я, например, всегда переставляю их на самое видное место. Но придумать истории про таксу Кляксу и про рыцаря Бидона – это уже совершенно другой уровень.

П: Пишу, потому что интересно придумывать истории. А еще, как 99% пишущих, пишу, чтобы что-то заметное сделать, вот, мол, оцените, товарищи, глубину моей мысли и бездну искрометного остроумия. Но про Кляксу и Бидона – их вообще-то даже никто еще не издал, так что я бы повременил с восхвалениями.

Такса Клякса

Издать книги не издали, но прочитать книгу-сказку «Такса Клякса и волшебная флейта» и книгу-бродилку «Как славный рыцарь сэр Бидон дракона победил» уже можно (переходите по ссылкам).

М: Про хорошие детские книги говорят много. Издатели роют носом землю, авторы и художники стараются. А что такое, на твой взгляд, плохая детская книга? Чтобы прямо зашикать на дитятку: «Брось каку, брось!»

П: Это проще показать, чем объяснить. Есть, например, детские стихи, где можно язык сломать. Вместо складного усачевского или маршаковского ритма там пык, мык и «в бурой шерсти мудрый зубр». Ну зачем оно. Или картинки уродские бывают – прямо смотришь и думаешь: «ну вот за что этот художник так не любит детей и свою работу».

У меня дети одну книжку про животных боялись открывать, там со страницы как будто паук огромный вылезал. Мы, конечно, вместе разрисовали это чудище фломастерами, чтобы не страшно было, получился милый такой паучок – но неужели художник и редактор сами не соображают, что это просто неприятно. Совсем плохую книгу ребенок, скорее всего, сам скоро отложит в сторону, и вряд ли нужно выдирать у него из рук книгу, если, конечно, это не «Майн кампф».

М: Вот ты, простой российский гражданин взял да и написал книгу. Две! Получается, сделать это может каждый? Или для этого нужно что-то особенное? Талант, гены, умение как-то особенно складывать слова, детские воспоминания, где ты пьешь чай с именитым автором.

П: Не думаю, что это может каждый. Например, даже Паша Линицкий образца 2010 года ее не написал. Каждый умеет и любит делать что-то свое, и это здорово. Я, скажем, не модельер.


М: Что ты читаешь своим дочкам? Можешь ли посоветовать эту книгу/книги другим? Почему?

П: Я задом наперед отвечу. Потому что эти книжки интересные, написаны хорошим языком (ну почти все) и мне самому когда-то нравились. Оле, ей 8 лет, из последнего советовал «Тима Талера» и серию «Мифы» Асприна, а вообще она любит часами сидеть на абонементе для старшеклассников, читать детские детективы, «Гарри Поттера», «Таню Гроттер» и все такое. Саше, которой 6, приносил «Карлсона», Родари, «Винни-Пуха». Я все это нежно люблю с детства.

М: Паша, ты тщеславный человек?

П: Ну да, есть такое. Мне важна отдача. Сама знаешь, когда выкладываешь в интернет урок рисования или лепки, а в ответ тишина – это как-то фрустрирует. Когда хвалят, аплодируют, «пиши исчо» – это значит, сделал что-то нужное людям. Ну по крайней мере что-то в них зашевелилось.

М: А если бы тебе надо было выбирать из двух вариантов развития событий? Отказаться нельзя. Изменить нельзя. Один из двух. Первый: ты пишешь книгу, после которой ощущение «я сделал то, для чего был рожден» не покидает тебя до конца твоей долгой и счастливой жизни. Второй: ты пишешь книгу, которая обеспечивает тебя, твою семью сейчас и твоих потомков поколений на 10 почетом и существенными деньгами. Что выберешь? Почему?

П: Видишь ли, у меня нет ощущения, что я рожден для какой-то книги и мне меганеобходимо реализоваться как писатель. А вот в роли добытчика и кормильца мне реализовать себя важно. Поэтому если гениальная книга подразумевает судьбу бедного писателя, скорее, выберу второе. Если кто-то разочарован и считает, что важны лишь душевные порывы, а деньги – это мещанство, пусть попробует не кормить семью.

М: Чего, на твой взгляд, не хватает сейчас рынку детской литературы? Ведь сегодняшние дети – не чета нам, дравшимся когда-то из-за деревянной лошадки.

П: Если под рынком подразумевать книги в магазинах, то не хватает доступности. Сама знаешь, сколько стоят хорошие детские книги. Я как-то прикинул, что если бы все книжки своим детям покупал, тратил бы тысяч 15 в месяц. Выручает библиотека – возможно, в регионах иначе, а в Питере в районных библиотеках богатый выбор, новые книги, читай – не перечитаешь.

М: Что, на твой взгляд, должен сделать каждый родитель, чтобы его ребенок любил читать? Не умел, а именно любил.

П: Обожаю эту тему. Не «сделать», а «делать». Читать. В доме, где читают родители, обычно читают и дети. Многие родители сетуют, что ребенка не усадишь за книжку, а сами в последний раз когда что-то читали? Стоит предлагать детям не просто хорошие, а интересные книги. Интересные истории, рассказанные хорошим языком. Ребенку интересно, что дальше – он читает, и ни в коем случае не давите, если ему скучно. Если читает недавно, возьмите книги попроще, с крупным шрифтом, с картинками. Сходите вместе в библиотеку, пусть сам полистает, что-то точно выберет.

Надо иметь в виду, что чтение – это работа для мозга, и с непривычки мозгам тяжеловато. Поэтому между книгой и телевизором ребенок выберет телевизор – он проще, там работать не надо. Чтобы ребенок выбрал книгу, она должна быть намного интереснее, чем телевизор. Ну, или как-то ограничивайте телевизор и компьютер, я в этом не вижу никакого насилия. Только начните с себя. Почитайте что-то увлекательное, чтобы не оторваться было. Если фантастику любите, откройте «Океан в конце дороги» Геймана, а если «за жизнь» — «Шантарам» будет в самый раз.

Уроки рисования Павла Линицкого и информация о его книгах — на сайте risuem-sami.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *