Ненавижу я твой дурацкий пластилин!

Когда-то, столкнувшись с неудачей, брызжа чистыми детскими слезами вопил мой сын. Недавно зашел разговор о принятии неудач конкретным (не моим) ребенком, и я попыталась вспомнить, как же так произошло, что сейчас мой восьмилетка не бросает начатое только потому, что это трудно.

Вообще, как мне кажется, принятие неудачи — такой сложный вопрос потому, что, во-первых, поражения у нас не любят. На победе завязаны почет и деньги во взрослом мире, а в детском — принятие и любовь. Если ты смог, то ты умница, посмотрите-как-ваня-белочку-нарисовал-молодец. Если нет, то в лучшем случае пожалеют: «Ну не твое это». Да, по сути, и стремление к почету/деньгам — это та же жажда любви и принятия. Просто вид сбоку.

Во-вторых, по мнению родителей, в неудаче виноват ты и только ты. Казалось бы, это правильно. Но я так не считаю.

Что такое вина? Это мера возмещения. Например, я разбила вашу чашку — я должна купить или чашку взамен, или деньгами равноценно отдать, или отработать. Поэтому в своей неудаче нельзя быть самому же и виноватым. Напрашивается вывод: виноват кто-то другой? Нет, перекладывание с больной головы на здоровую — тоже не наш метод.

Ответственность — вот волшебное слово, которое очень сильно помогает мне уживаться с не в меру бойким мальчиком, а ему со мной. Признание ответственности от накладывания вины отличается так же, чем и хорошее яблоко от гнилого.

Принимая на себя ответственность за свои действия, не важно, привели они к желаемому результату или нет, ты остаешься хорошим по умолчанию. Если же ты виноват, то так же по умолчанию плох.

В-третьих, на мой взгляд, взрослыми часто недооценивается трагедия, которая происходит в детской жизни. Не надо забывать, что дети, когда играют, уходят в игру целиком. Это мы можем делать свой ход в бродилке, попутно думая о рабочем проекте или составляя список покупок. Ребенок же весь там и для него проигрыш в игре — не меньше, чем проигрыш в жизни.

Что часто делает взрослый, стремясь осушить детские слезы, а себе вернуть безмятежный вечер? Он обесценивает переживания:

— Да, ну, было бы из-за чего расстраиваться!
— Ничего, сегодня проиграл, а завтра выиграешь.
— Главное не победа, а участие.

А для ребенка нет понятия «завтра» — ему надо сейчас. Потому что он и ситуация есть сейчас. Старался он сейчас. И больно ему сейчас. И, самое главное, завтра у него опять не будет шанса выиграть просто потому, что он не будет знать, что сделать иначе.

Вот на это родители почему-то не обращают внимания. Ведь внести покой в детскую душу можно одним простым движением: показать, что ситуацию можно изменить не сейчас, так в будущем, если понять, что сегодня привело к поражению. Просмотреть ходы, подумать, какие действия изменили бы направление игры, отметить стратегические и тактические удачи и промахи ребенка или другого участника.

Ну и, конечно, в следующий раз поздравить-поддержать, а когда и подсказать-напомнить удачную комбинацию.

И еще одно. На умных психологических сайтах (я специально заходила) пишут, что начинать надо с себя. Мол, посмотрите, как вы реагируете на неудачу, как контролируете (ха-ха!) эмоции и т.д.

Я не психолог и спрошу просто: а вы сами дали себе право переживать трагедию (какой бы пустяковой она не казалась окружающим) как трагедию — полно и самозабвенно, чтобы потом, вытерев сопли-слезы, провести разбор полетов и отложить отполированные грабли?

Или вы тоже должны быть идеальны?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *